08.11.2010      32      Комментарии к записи Трагедия «Фауст»: замысел создания отключены
 

Трагедия «Фауст»: замысел создания


Величайшим созданием Гёте, итогом более чем полувековых его творческих усилий явилась трагедия «Фауст». Гёте воплотил в «Фаусте» огромный исторический опыт переломной эпохи, кульминационным моментом которой явилась Великая французская революция. В сложном процессе идейных искажений западноевропейских философов и поэтов XVIII в. «Фауст» занимает особое место как величайший художественный памятник, «суммирующий достижения просветительской мысли». Первым возник первый вариант «Фауста», так называемый «Пра-фауст». К работе над этим сюжетом Гёте обращается в 1788 году во время пребывания в Италии. В 1797-1801 гг. окончательно складывается концепция «Фауст», создаются сцены «За городскими воротами», перевод Евангелия, договор с Мефистофелем, а также «Пролог на небесах». В феврале 1825 – июня 1831 года создана вторая часть трагедии (эпизод с Еленой написан в 1800 году).

Такое постоянство в обращении к фаустовской теме объясняется тем, что легендарный сюжет предоставлял Гёте практически неисчерпаемые возможности для постановки самых актуальных проблем. Более того, трагедия «Фауст» – «то отражение того сложного пути и тех серьезных раздумий над судьбами мира, которые запечатлел Гёте в своем бессмертном творении.

Печаль из-за того, что так бедна наука, что не дает она ответа на тысячи загадок бытия. Все это бесу известно… И все-таки Мефистофель берется доказать, что и Фауст может «из скотов скотиной быть», стоит лишь искушать его соблазнами любви, роскоши, власти.

Таким образом, спор о человеке и возможностях его разума становится главной проблемой трагедии. Господь не боится его проиграть: он уверен, что сомнения, посеянные в ученом Мефистофелем, будут возбуждать в нем новую тягу к поиску и этим помогут человеку оправдать свое высокое предопределение. Ведь «чистая душа в своем меканье смутном сознаньем истины полна!» Человек не должен успокаиваться, мириться с жизнью, и тогда он способен достичь очень многого: «Слаб человек; покорствуя уделу, он рад искать покоя – потому дам беспокойного я спутника ему: как бес, дразня его, пусть возбуждает к делу»,- размышляет Господь.

Может возникнуть мысль, почему Гёте подчеркивает в прологе дружелюбие Господа к Мефистофелю: «К таким, как ты, вражды не ведал я… Хитрец, среди псех духов отрицанья ты меньше всех был в тягость для меня…» Да и Мефистофель замечает: «Охотно старика я вижу иногда».

Рекомендуем почитать ►
Творчество Симеона Полоцкого

Если помнить, что перед читателем не мистические фигуры христианского бога вседержателя и дьявола, а литературная условность, и образы фантастически воплощают в себе понятия противоборствующих сил: созидания (добро) и разрушения (зло) и что в Мефистофеле показан не «примитивный черт», а носитель критики и скептицизма, то становится ясно, что Гёте в их споре выражает философскую мысль о единстве и борьбе противоположностей,  лежащих в основе всякого развития и движения.

 


Об авторе: dimasey