17.07.2012      32      Комментарии к записи «Миргород» повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки» отключены
 

«Миргород» повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Диканьки»


Между новыми произведениями и «Вечерами на хуторе близ Диканьки» сохранились, однако, известные связи, что особенно отчетливо видно в повестях «Миргорода». И это Гоголь подчеркнул, дав «Миргороду» подзаголовок «Повести, служащие продолжением «Вечеров на хуторе близ Дикапьки». Состоящий из двух частей «Миргород» появился в печати в начале 1835 года. Но работа над произведениями, вошедшими и эти две части, началась вскоре же после окончания «Вечеров». Немаловажную роль тут сыграли те жизненные впечатления, которыми обогатила Гоголя его поездка на Украину в 1832 году. В письме к И. И. Дмитриеву он писал: «Теперь я живу в деревне, совершенно такой, какая описана незабвенным Карамзиным… Чего бы, казалось, недоставало этому краю? Полное, роскошное лето! Хлеба, фруктов, всего растительного гибель! А народ беден, имения разорены и недоимки неоплатные». Вслед за темп социальными коллизиями, с которыми Гоголь столкнулся в Петербурге, внимание его привлек резкий контраст между природными богатствами, огромными возможностями страны и бедностью народа. Новое соприкосновение с украинским бытом, украинской национальной культурой еще более углубило интерес писателя к истории украинского народа, которая занимала его творческое воображение затем в течение многих лет. По своему содержанию «Миргород» не отличается целостностью, единством. В нем опубликованы произведения скорее разнородные, чем близкие друг к другу. Но именно эта «разнородность» и характеризовала широту художественного охвата социальной действительности.

В творческом развитии Гоголя период после создания «Вечеров на хуторе близ Диканьки» отмечен напряженными художественными исканиями. Как ни значителен был тот вклад, который внес Гоголь в литературу своим первым повествовательным циклом, ограничиваться кругом уже знакомых тем, найденными принципами их воплощения он, естественно, не мог и не хотел. В живой связи с действительностью рождались новые замыслы. Но они требовали и нового художественного решения, которое писатель находил не сразу,

Рекомендуем почитать ►
М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени». Обзор романа

Это «сто разных начал» было метафорическим обозначением многосторонности творческих опытов писателя. Круг идей и образов, волновавших Гоголя в это время, был действительно необычайно широк и разнообразен. Тут сталкивались замыслы повестей «Миргорода» и образы петербургских повестей, идеи целого ряда публицистических статей и творческие опыты в области драматургии («Владимир третьей степени», первая редакция «Женитьбы»). Красной нитью через все творческие искания писателя проходит стремление к глубокому освоению жизни, к овладению принципами реалистического письма.

Отражением тех творческих трудностей, которые переживал Гоголь в это время, являются его неоднократные высказывания в письмах, относящихся к 1833 году. «Вот скоро будет год, – сообщал он Максимовичу 2 июля 1833 года, – как я ни строчки. Как ни принуждаю себя, нет, да и только». В письме к Погодину (28 сентября того же года) писатель с огорчением заявлял: «Какой ужасный для меня этот 1833-й год!.. Сколько я начинал, сколько пережег, сколько бросил! Понимаешь ли ты ужасное чувство: быть недовольным самим собою».

Через глубокие раздумья, через большой творческий труд Гоголь шел к созданию своих новых творений с их неповторимыми художественными образами. Отвечая на просьбу Максимовича прислать ему что-либо в альманах «Денница», он писал: «Я чертовски досадую на себя за то, что ничего не имею, чтобы прислать вам в вашу Денницу. У меня есть сто разных начал и ни одной повести, и ни одного даже отрывка полного, годного для альманаха».


Об авторе: dimasey