15.05.2012      319      Комментарии к записи Мери и Вальсингам в трагедии «Пир во время чумы» отключены
 

Мери и Вальсингам в трагедии «Пир во время чумы»


  • Усладить и отдохнуть.
  • Зажжем огни, нальем бокалы,
  • На поставленный вопрос дается ответ:
  • Всё, всё, что гибелью грозит,
  • Судьба Дженни — высший нравственный пример для Мери. Дженни не принадлежала к тем, кто «боязливо бога просит успокоить души их», — умирая, она, преодолев страх, думала о жизни другого человека, а не о себе. Песня о Дженни помогала кристаллизации чувств Мери и других участников пира. Кульминация этой внутренней духовной работы — гимн Председателя — подготавливалась испытанием Луизы и молодого человека. Луиза не выдерживает испытания — при виде проезжающей телеги с мертвыми телами ей делается дурно. Вальсингам замечает: «И страх живет в душе, страстьми томимой». Молодой человек (образ, наименее измененный Пушкиным по сравнению с оригиналом), как истый эпикуреец, просит Вальсингама:

    Это прежде всего относится к двум главным лицам трагедии — Мери и Вальсингаму. При всей удивительной лаконичности сцены мы видим, как меняются эти герои. Оттого важная особенность их характеров — задумчивость. Задумчивость Мери и Вальсингама передавала их нравственную сосредоточенность, процесс духовного прозрения. Мери («погибшее, но милое создание») вспоминает о своей юности, о жизни дома, когда ее «голос слаще был в то время: он. Был голосом невинности…» Она поет песню, и в последних двух ее строфах (написанных Пушкиным) рассказывается о благородстве умершей Дженни. Умирающая от чумы Дженни, исполненная любви к Эдмонду, заклинает его нарушить традицию, покинуть селение, сохранить себе жизнь, жить за нее и помнить ту, которая любила его:

    Рекомендуем почитать ►  Леся Украинка. «Хотела б я песней стать»

    Тут-то и наступает перелом: Председатель отказывается петь вакхическую песнь и предлагает гимн, им самим сочиненный «прошедшей ночью». Гимн запечатлел результат его духовного обновления, вызванного испытанием, рождение нового взгляда на смысл человеческой жизни. Еще недавно он, как все, чувствовал себя обреченным, жертвой, ожидая покорно смертного часа, прощался с умершей женой: «Труп матери, рыдая, обнимал И с воплем бился над ее могилой…» Теперь Вальсингам иной — он не может и не хочет быть жертвой, смиренно ждущей смерти. Он бросает вызов судьбе, но это не вызов эпикурейца, жаждущего вакхическими наслаждениями заглушить страх смерти. Священник, придя на пир, говорит Вальсингаму: «В пиру разврата, слыша голос твой, Поющий бешеные песни…» Но мы-то знаем, что никто не пел «бешеных песен» и не было «разврата».

    Освобождение от страха перед неизбежной смертью помогло обрести нравственную свободу. Оттого Чуме поется хвала! И это не парадокс — именно чума так обострила ситуацию, что вырвала человека из привычного существования по нормам традиционной морали, открывая возможность вступить в особый, дотоле неведомый, чудный мир. Вот почему следующие строфы — центральные в гимне, — раскрывая обретенную Вальсингамом новую правду, новое понимание смысла человеческой жизни, прославляют упоение боем:

    Рекомендуем почитать ►  «Медный всадник» венец развития жанра поэмы в творчестве А. С. Пушкина
  • Не грустию шотландской вдохновенну,
  • Вместо «бешеных песен» Вальсингам поет свой гимн, определяющий иное поведение человека, отличное от верований священника и эпикурейцев. Начинается он с определения ситуации, ставящей перед каждым человеком роковой вопрос — что делать перед лицом грозных испытаний:

    У Пушкина все содержание драматической сцены пир во время чумы. Но пир этот носит философски-целомудренный, а не разгульный характер. Конфликт предельно обнаженный требует от человека выбора поведения в минуту роковой опасности. Первый шаг сделан — участники пира отказались от «святой молитвы», ушли из дома, дерзко пируют на улице чумного города. Вызов как бы разбудил в них лучшие стороны души.

  • Восславим царствие Чумы.
  • Бессмертья, может быть, залог,
  • И льстится жатвою богатой;
  • Я молю: не приближайся
  • Уходи куда-нибудь,
  • Что делать нам? и чем помочь?
  • И к нам в окошко день и ночь
    • Уст умерших не касайся,
  • К телу Дженни ты своей;
  • И счастлив тот, кто средь волненья
  • И потом оставь селенье,
  • Следуй издали за пей.
  • Их обретать и ведать мог.
  • Для сердца смертного таит
  • Неизъяснимы наслажденья
  • И, заварив пиры да балы,
  • Как от проказницы Зимы,
  • А буйную, вакхическую песнь,
  • «спой Нам песню, вольную живую песню,
  • Adblock
    detector