28.05.2012      37      Комментарии к записи Черты комического цикла «Вечеров на хуторе близ Диканьки» отключены
 

Черты комического цикла «Вечеров на хуторе близ Диканьки»


В «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» («Миргород») появление бурой свиньи, унесшей из миргородского поветового суда прошение Ивана Ивановича, кажется возможным и единственным исходом решения жалобы в мире бюрократической волокиты и всеобщей неразберихи. Да и как не появиться ей в этом здании с некрашеной крышей, где одна из комнат почти полностью занята сундуками, хранящими кипы поветовой ябеды, а на крыльце куры постоянно клюют крупы или «что-нибудь съестное», рассыпанные, впрочем, не нарочно, но «единственно от неосторожности просителей». Гротескный образ подчеркивает реальность социального быта, заостряет внимание на трагикомических буднях неправосудия.

Говоря о литературных источниках украинских повестей Гоголя, заметим, что, несмотря на многолетние разыскания ученых, не все они до сих пор выяснены. Обратившись, например, к переписке первых биографов великого писателя (П. Кулиша и В. Шенрока), встречаем упоминания об одном из возможных источников гоголевской повести «Ночь перед Рождеством». 34 июля 1890 года П. А. Кулиш (автор книг «Опыт биографии Гоголя», 1854, и «Записки о жизни Гоголя», 1856) в письме к В. И. Шенроку, создававшему четырехтомный труд «Материалы к биографии Гоголя» (1892-1897), сообщал следующее: «При разборе Гоголевой «Ночи перед Рождеством», вспомните, что в дневнике Храповицкого, под  12 июля 1786 года сказано: «При чтении (Екатерине Великой) Московских газет, объявление об опере Черевички, вопрос о том слове». Вероятно Вы отыщете в газетах это объявление и т. д.»

Воплощая свои представления о народно-национальном в художественном творчестве, Гоголь смело расширяет рамки искусства, вносит в русскую прозу пленительный образ Украины, обогащает украинской литературной и фольклорной традицией. В его «Вечерах на хуторе близ Диканьки» и «Миргороде» обретают новую жизнь мотивы, образы старой и новой украинской литературы («Энеида» Котляревского, басни Гулака-Артемовского, комедии Гоголя-отца «Простак» и «Собака-овца»).

Рекомендуем почитать ►
Роман Ф. Достоєвського «Злочин і кара» як утілення нового поліфонічного типу художнього мислення

Д. Николаев рассматривает стихию комического как эстетическую доминанту цикла «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Это не вполне отражает сложный синтез юмора и лиризма, реального и фантастического, созданный писателем, особенно если учесть, «что в цикле присутствуют такие повести, как «Ночь накануне Ивана Купала» и «Страшная месть», где комические образы и ситуации отнюдь не находятся в центре внимания. Да и в «Майской ночи» комическое тесно переплетено с таинственно-трагическим. Однако нельзя не согласиться с тем, что в комических образах явственно сказалась творческая индивидуальность создателя «Вечеров на хуторе близ Диканьки», его «естественная веселость», склонность к восприятию и воссозданию комических сторон жизни» 43, что стиль повестей и описании комических образов и ситуаций отличается «какой-то удивительной непосредственностью, доверительностью тона», что в нем «звучали интонации свободной, разговорной речи»44 и отражался живой народный юмор. Справедливо отмечает автор книги и «социальный демократический пафос»45 смеха Гоголя, сознательное стремление писателя правдиво воссоздать мысли и чувства «простого парода».

Комические начала, сосуществующие с лиризмом, представляют одну из неповторимых, оригинальных особенностей гоголевского романтизма.

Уже в начале XX века исследователи (В. Перетц, А. Кадлубовский, В. Розов и др.) отмечали близость типов раннего Гоголя к образам старинных интермедий, комических сценок украинского народного кукольного театра («вертепа»). Смешной черт, сварливая баба, хвастливый шляхтич, отважный казак, пройдоха-цыган, дьяк с его высокопарной речью – все они фигуры «вертепа». Художник нередко пользуется комическими фарсовыми приемами и ситуациями, характерными для старинного кукольного театра (проворная Солоха по очереди прячет своих поклонников в мешки, что вызывает целую серию новых забавных эпизодов, дьячиха из «Майской ночи» плюет в ткачиху, а ткачиха в дьячиху, но попадает в лицо сельского головы и т. п.).

Рекомендуем почитать ►
Метафорический эпитет в русском языке

Своеобразным и очень плодотворным для современников и последователей было и гоголевское представление о народности искусства, складывающееся в период близкого общения писателя с Пушкиным. «Пушкин имел сильное влияние на Гоголя,- писал Белинский,- не как образец, которому бы Гоголь мог подражать, а как художник, сильно двинувший вперед искусство, и не только для себя, но и для других художников открывший в искусстве новые пути. Главное влияние Пушкина на Гоголя заключалось в той народности, которая, по словам самого Гоголя, «состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа»».


Об авторе: dimasey