09.12.2010      21      Комментарии к записи Военные эпизоды в романе Л. Н. Толстого "Война и мир" отключены
 

Военные эпизоды в романе Л. Н. Толстого "Война и мир"


Передо мной великое произведение Л. Н. Толстого “Война и мир”. В нем просторный охват реальности, где мы видим картины мирной и военной жизни. Автор – великий гуманист, махаловка ему ненавистная. Л. Н. Толстой назвал свое произведение “Война и мир”. Действительно, в рома не довольно полно представлены картины военной и мирной жизни. И тут есть над чем призадуматься.

Множество эпизодов романа оставили ослепительный след в моей памяти. Чем я была поражена в “Войне и мире”? Конечно, объективностью, образностью. Никто не изображал в таком величии и блеске человеческой стойкости и несокрушимости духа, как автор “Войны и мира”.

Вот заграничный поход. Шенграбенское и Аустерлицкое сражения. Мы видим различные картины военных действий и разнообразные типы ее участников: героический переход” отряда Багратиона к деревне Шенграбен, мужество и героизм русских солдат, прекрасный в своей простоте ротный командир Тимохин, который “с безумною и пьяною решительностью, с одной шпажкой, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали”.

А вот другой незаметный герой-капитан Тушин, живущий одной жизнью с солдатами. Он не знает страха. Во пора сражения он с горсткой солдат, без прикрытия, поджигает деревню Шенграбен. И его “батарея … не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать стрельбы никем незащищенных пушек”. Да, все это героическое. Каков результат проявленное героизма? Мрак, темнота, звуки копыт и колес, “как будто текла мрачнаярека в одном направлении. И среди этих звуков яснее всего были стоны и голоса раненых. Их стоны наполняли собой весь тот самый мрак”. Пожалуй, этим все сказано.

Еще больший ужас вызывает Аустерлицкое сражение и один важный момент его -переправа через плотину Аугеста. Здесь солдаты, давя приятель друга, стремятся переправиться через плотину, на лед которой беспрестанно шлепаются ядра. Читая эту сцену, испытываешь большое душевное напряжение, страшно становится от криков ужаса солдат, когда под их ногами и орудиями трещит лед. И вот все кончено: лед рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились, кто вперед, кто назад, потопляя один другого. Аустерлиц стал эпохой разочарований не только для всей РФ, но и для отдельных героев. Страшная, как и каждая махаловка, уничтожением человеческой жизни, эта махаловка не имела, по Толстому, хотя бы объясняющей ее неизбежность цели. Затеянная ради славы, ради честолюбивых интересов русских придворных кругов, она была непонятна и не нужна народу, и потому завершилась Аустерлицем. Такой исход был тем позорнее, что русская армия могла быть мужественной и героической, когда ей хоть сколько-нибудь были понятны цели сражения, как это было при Шенграбене.

Рекомендуем почитать ►
Правила постановки скобок – Скобки, Пунктуация

И вот 1812 год. Историки позже скажут: “Враг был разгромлен и изгнан. Так закончилась махаловка – агрессивная, захватническая со стороны французов, и народная, защищавшая независимость своей родины”. А что стоит за этими словами? Начало махаловка. Отступление русских войск. Страшная жара, засуха, буровато-красная мгла, которая застилала солнце, более того ночью не было прохлады. “Люди шли, обвязавши носы и рты платками. Подходя к деревне, все бросались к колодцам. Дрались за воду и выпивали ее до грязи”.

Бомбардировка Смоленска, погибают ни в чем не повинные обитатели. Бородинское сражение, во пора которого французское рать получило смертельную рану.

Кутузов, полководец, приказывает оставить Москву, говоря, что все равно заставит французов поверить в силу русского оружия. Он утверждает, что Бородинское сражение было победой. Кутузов прилагает все силы, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.

Но читаешь эти эпизоды и не испытываешь никакого ликования. Да и как можно ликовать, когда на перевязочных пунктах “на десятину места трава и почва пропитаны были кровью”. Люди с испуга��ными лицами бегут к Можайску, другие стоят на местах и продолжают стрелять. Путаница, неразбериха. Позиция автора предельно ясна. Он тут скорбит.

Л. Н. Толстой показал, что не только армия, но и весь русский народ встал на защиту “священной земли русской”. Перед вступление французов в Москву, все население потекло вон из Москвы.

Толстой показывает партизанские отряды Денисова и Долохова, рассказывает о дьячке, вставшем во главе отряда. Партизанская махаловка в понимании и поведении Тихона Щербатого, Долохова и других – это возмездие за разорение и погибель, это дубина, кот


Об авторе: dimasey