10.12.2011      12      Комментарии к записи Образ помещика Тентетников во втором томе «Мертвых душ» отключены
 

Образ помещика Тентетников во втором томе «Мертвых душ»


Отказался Гоголь и от мысли возродить к добру и Чичикова. Пережив временное моральное потрясение под влиянием елейных речей Муразова и страха наказания, Чичиков опять обращается к привычным для него способам обойти закон. Подлец остается подлецом, приобретатель – приобретателем. В первом томе «Мертвых душ» Гоголь не дал ответа на вопрос о путях дальнейшего развития России. Во втором томе поэмы он попытался восполнить этот пробел, но его ответ оказался ошибочным.

Наиболее интересной и новой для Гоголя фигурой второго тома «Мертвых душ» является молодой помещик Тентетников. Два обстоятельства оказали воздействие на формирование его личности. Он воспитывался у замечательного педагога Александра Петровича, сумевшего внушить своему воспитаннику высокое представление о человеке – «гражданине земли своей». Позднее Тентетников испытал на себе влияние одного из тех кружков молодежи, которые были типичны для последекабристского периода. С большим лиризмом, заставляющим вспомнить петербургские повести, -говорит Гоголь о наслаждениях, которые «живут… и в Петербурге, несмотря на суровую, сумрачную его наружность». Какие же это «наслаждения»?

Пусть на улице трещит тридцатиградусный мороз и взвизгивает ведьма-вьюга, где-нибудь в четвертом этаже приветливо светит окошко: «…в уютной комнатке, при скромных стеариновых свечках, под шумок самовара, ведется согревающий и сердце и душу разговор, читается светлая страница вдохновенного русского поэта, какими наградил бог свою Россию, и так возвышенно пылко трепещет молодое сердце юноши, как не водится и под полуденным небом». Здесь Тентетникову «попалось два человека, которые были то, что называется огорченные люди». Дальнейшее изложение показывает, что Гоголь называет так оппозиционно и революционно настроенных современников. Их «благородное негодованье против общества» укрепило в Тентетникове критическое отношение к общественным порокам, и, разочаровавшись в государственной службе, он решил, что его долг заняться улучшением участи вверенных ему трехсот крестьянских душ. Но попытки благородного и либерального помещика стать организатором труда своих крепостных потерпели крах. Гоголь здесь гораздо ближе к истине, чем в крепостнической идиллии Костанжогло. Близок он. и к пониманию причин неудачи: «ни мужик не узнал барина, ни барин мужика». Однако Гоголь усматривает здесь не столько социальные, сколько моральные противоречия: «и мужик стал дурной стороной, и барин дурной стороной».

Рекомендуем почитать ►
Сценарий внеклассного мероприятия: Величие гения украинского народа Т. Г. Шевченко

У Тентетникова опустились руки, и он забросил хозяйство. Не находит сил Тентетников закончить и задуманное им большое сочинение о современных нуждах России. Все это дало автору право назвать своего героя «коптителем неба», «байбаком», а Н. А. Добролюбову – отнести Тентетникова к числу «обломовцев». И с тем и с другим нельзя не согласиться. Однако следует подчеркнуть своеобразие места, занимаемого Тентетниковым в этой галерее «лишних людей»: кружок, с которым он имел связь в юности, был революционным, и по первоначальному замыслу юноша должен был подвергнуться аресту и. ссылке. Гоголь, естественно, не сочувствует этим увлечениям своего героя,, на знаменателен интерес писателя к представителям молодого поколения, мысль которых бьется над вопросом о дальнейших путях развития России. Характерно, что именно с образом Тентетникова связано лирическое отступление Гоголя о «всемогущем слове: вперед!», «которого жаждет повсюду на всех ступенях стоящий, всех сословий, и званий, и промыслов, русский человек». Ожидая этого слова от человека, знающего «все силы и свойства и всю глубину нашей природы», Гоголь осуждает и «позорную лень», и «безумную деятельность незрелого юноши». С образом Тентетникова были связаны прогрессивные идеи, оживление которых намечалось у Гоголя к концу 40-х годов. Свидетельства современников, знакомых с последней редакцией «Мертвых душ», позволяют предположить, что образ Тентетникова занимал здесь значительно большее место, вытеснив образ Костанжогло.


Об авторе: dimasey