Агриппа д’Обинье (1552 — 1630), выдающийся французский писатель, поэт

Понравилось сочинение, характеристика или краткое содержание - копируй!!! Качай!!! Скачал?
Добавь в закладки Ctrl+D или вступай в группу в ВК.
Агриппа д’Обинье (1552 — 1630), выдающийся французский писатель, поэт Сочинение на отлично
Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Агриппа д’Обинье (1552 — 1630), выдающийся французский писатель, поэт!!! =>>>

В целом эти три темы, объединенные циклом поэм Агриппы, подводили итог целому полустолетию французской политической мысли и французской литературы. Поэмы Агриппы по-своему выражают основные важнейшие идеи, волновавшие его. современников, и подчас эти идеи в строках Агриппы были высказаны острее и шире, чем в книгах политиков, теологов и мемуаристов. Присмотримся к литературно-политической актуальности «Трагических поэм», которая раскрывается полностью только на всем богатейшем фоне французской общественной мысли XVI в.

3.         Основные политические проблемы «Трагических поэм» глубоко актуальны для Франции XVI-XVII вв.

Итак, первая тема — общеисторические события, религиозная война, интервенция, развал Франции (поэмы «Бедствия», «Государь» и «Лезвия»). Виновников всего этого Агриппа видел в семье Валуа и ее итальянском окружении, в кардинале Шарле Лоррэнском и особенно в папской церкви с ее агентами-иезуитами. Таково было мнение не только Агриппы, но и всех его выдающихся современников-кальвинистов. Агриппа делал некое поэтическое обобщение, вывод в стихах, построенный не только на личном опыте, но и на целом ряде боевых политических книг, приток которых особенно оживился именно в 70-х гг. XVI в., к которым, как мы помним, относится во всяком случае первая поэма его цикла.

В «Лезвиях» Агриппа уже явно вспоминает о том, что было им перевидано на долгом веку капитана «и придворного. Однажды «Трагические поэмы» были названы «гугенотской. джестой». Это относится, более всего к «Лезвиям», где именно гугенотизм, воинская легенда о Наваррце и его рыцарях, является основой. В «Лезвиях» дана меньшая, значительно меньшая картина ужасов войны, подобных-описанным в «Бедствиях»; но читатель зато может проследить историю религиозных войн в стране в важнейших этапах — и здесь уже гугеноты — «закланные агнцы», понуждаемые к сопротивлению палачами, спровоцированные Варфоломеевской ночью.

Агриппа отчасти страдает тем же, чем и Ронсар: перечисляя в поэме «Пламена» жертвы феодально-католической реакции, он забывает о, том, как свирепствовали гугенотские капитаны в католических городах. Но вместе с тем надо подчеркнуть, что в поэме «Бедствия» ужасы войны он объясняет не только жестокостью католических войск. В «Мемуарах» он даже определенно будет вспоминать с ‘искренним омерзением о жестокостях, учиненных его кавалеристами и им самим, хотя об этом он говорит весьма туманно, намеками (у соратников, слушающих «Исповедь» молодого д’Оби-иье, «волосы становятся дыбом» от выслушанного).

Картина гражданской войны, раздирающей Францию, намечена уже здесь.

 

5.         В художественной литературе XVI-XVIГ вв. «Трагические поэмы» — наиболее полное отражение эпохи религиозных войн во Франции.

Обратившись к циклу поэм Агриппы, заметим, что цикл этот явственно членится на три части — не композиционно, а по своей тематике: поэмы «Бедствия», «Государи», «Лезвия» посвящены преимущественно общеисторическим событиям французской жизни XVI в.; поэмы «Золотая палата» и «Пламена» вырастают из фактов истории кальвинистской и протестантской церкви и построены на отдельных эпизодах борьбы реформы против папства; наконец, поэмы «Возмездие» и «Суд» — мечта о неосуществившейся расправе с политическими врагами кальвинизма; избежав мести Агриппы и его единомышленников, эти враги не избегнут суда историй, высшей справедливости.

Агриппа «взялся за ум» и уехал в Майезак, но от кровавого дурмана войны ои уже не избавился до смерти. Его писания, ратую» щие за мир, неустанно воспроизводят все те же картины бесконечных стычек и побоищ. Поэмы «Возмездие» и «Суд» переносят перспективу войны — расправу с врагами гугенотизма — в мрачную перспективу судного дня и в план морального торжества над врагами, покаранными богом-справедливостью. О Франции в «Возмездии» и «Суде» вспоминает автор уже совсем редко. Пройдет несколько лег, и он, мечтавший в первой поэме в 1577 г. о мире для хвоей родины, снова будет в седле, а кругом опять задымятся пожарища новой религиозной войны, ведомой последышами Колиньи и Конде — де Роаном и прочими.

Так искажается первоначальная гуманистическая концепция «Бедствий», в которых Агриппа, обвиняя Екатерину и Гюизов, все же говорил от лица Франции. В «Лезвиях» он говорит от лица тай гугенотской знати, к которой он принадлежал сам и которая своими клинками снискала победу Наваррцу при Кутра и йври, устлав перед тем своими телами парижские мостовые в Варфоломеевскую ночь.

В 1573 г. выходит знаменитый «Призыв к пробуждению французов», подписанный «Евсением Филадельфом, Космополитом» (псевдоним так и остался нераскрытым). Книга эта была своеобразной политической энциклопедией 70-х гг. XVI в. В ней изображалось фантастическое странствование трех путников — Филалета, Политики и Историографа, — ищущих в Европе местопребывание Истины, которую они находят в Венгрии под покровительством великого Турка (невольно вспоминается надпись на кошельках и поясах г,ё-зов ! — «лучше турок, чем папа»). Беседа Истины с гугенотом Фила-летом прервана воплем церкви, жалующейся на смуту и гражданскую войну во Франции. Особое негодование церкви вызывает Варфоломеевская ночь и гибель Колиньи. Вся эта часть существенно напоминает соответствующие места из «Бедствий» и «Лезвий», а завершающее жалобу церкви библейское проклятие отзовется эхом в частых проклятиях, щедро рассыпаемых Агриппой.

2.         Автор «Трагических поэм» сумел органически ввести этот материал в поэтическую стихию своего произведения и создал образец политической поэзии, который не имеет себе равных в современной ему поэзии XVI в.

В том же 1573 г., появляется книга известного кальвиниста-памфлетиста Отмана — «Франко-Галлия», остро направленная против папы, макиавеллизма и итальянского засилья. Книга напоминала французам о временах, когда Рим трепетал перед мечом галла Бренна. А. д’Обинье так и начинал свою поэму: «давайте двинемся на легионы Рима» и сам себя называл «франко-галлом». Справедливость требует заметить, что во «Всеобщей истории» Агриппа дает характеристики тех и других исторических лиц гораздо более полно,» объективно. Например, Екатерина, которая в поэмах только «Иезавель», в «Истории» охарактеризована довольно разнообразно. Значит, они не так объективно изображены в поэмах Агриппы не случайно, а с умыслом: так фигуры их выразительней, так они «трагичней».

 «Золотая палата» и «Пламена» показывают Агриппу-гугенота, пожалуй, менее заметного в первых поэмах. Вспомним, что еще в 1575 г. Агриппа под командой младшего Гюиза участвовал в разгроме . рейтарского немецкого корпуса Торе, шедшего на выручку французским гугенотам; вероятно, создавая свои кальвинистские инвективы против Лиги и инквизиции, Агриппа искренне забыл об этом эпизоде. Но вместе с тем, общий идейный размах этих поэм, в особенности поэмы «Пламена», шире. «Пламена» охватывают, как сказано.выше, не одну эпоху и не одну Францию, а демонстрируют широкую богословскую начитанность автора. Кроме того, «Золотая палата» направлена, в частности, против Лиги и носит тот же характер памфлета, что и «Государи», но памфлета а ллегорического.

Подведем некоторые  итоги наблюдениям,  собранным  выше.

1.         «Трагические поэмы» Теодора Агриппы д’Обйнье вобрали в себя богатейший исторический, философский, публицистический и геологический материал.

4.         В основном эти проблемы рассмотрены с точки зрения гугенотского рыцарства — дворянства Анри Наваррского. Но вместе с тем, рассматривая эти проблемы, д’Обйнье показывает себя не фанатиком, не человеком узкофеодальных интересов, а врагом феодально-католической реакции, воинствующим гуманистом и патриотом.

Поэмы «Возмездие» и «Суд» в их обращении к высшей справедливости, в их подчеркнутом библеизме, отодвигающем расправу с врагом в некое апокалипсическое будущее (пусть даже в 1666 г.- и то ждать пришлось бы немало),- все же явно написаны бойцом, у которого из рук вУбито оружие. С негодованием видел Агриппа, как д’Эпернон и прочие любимцы Анри III — католическая знать — шли в гору при Анри Великом; как бывший На-наррец окружал себя недавними врагами и карал тех, кто считал положение гугенотов при дворе особым, позволяющим то, что запрещено католикам. «Все мы опьянели от войны, и пора, наконец, взяться за ум»,-сказал Анри IV в речи к депутатам Тулузского парламента 3 ноября 1599 г. Правда, сказано это было как раз в защиту протестантов, но эти замечательные слова относились и к тем из гугенотов, которые не хотели «взяться за ум».

Сочинение опубликовано: 07.12.2011 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Агриппа д’Обинье (1552 — 1630), выдающийся французский писатель, поэт